Sidebar

24
Чт, сен

Православный меценат

ШРИФТ
  • Минимальный Мелкий Средний Большой Максимальный
  • По умолчанию Helvetica Segoe Georgia Times

Будучи человеком православного вероисповедания, И. Х. Колодеев принимал активное участие в церковной жизни города. В 1892 г. Колодеев с помещиками Борисовского уезда Ф. В. Свидо и Л. Г. Слотвинским приступили к осуществлению масштабного проекта – возведению казарменного комплекса для 162-го Ахалцыхского пехотного полка. При закладке манежа при казармах освящено место в манеже для церкви.
13 июля 1896 г. составлен и подписан акт об освидетельствовании окончательной постройки Иулинской церкви-школы: «Юльевская церковь-школа находится… на земле отчужденной от помещика Колодеева в пользу Борисовского Собора с высочайшаго на то разрешения». Есть все основания полагать, что Колодеев сделал передачу земли добровольно и безвозмездно.
19 декабря 1909 г. в Борисове утверждено Христианское благотворительное общество. В «Кассовом отчете по Первому Борисовскому Благотворительному Обществу за 1910 год» зафиксировано «от Ив. Хр. Колодеева 90 р.», а в текстовой части отчета это пожертвование названо как значительное. У Колодеева по части поддержки образовательных и благотворительных обществ был значительный опыт. Он был почетным блюстителем Минского Духовного женского училища. Не обошел своим вниманием и Борисовское общество народной трезвости. В то время, также как и сегодня, такие общественные организации создавались как при церквях, так и при светских структурах.
Но самый значительный шаг в жизни Колодеева на почве проявления духовной связи с православной церковью - это принятие решения о постройке новой церкви в посаде Ново-Борисов. Активным помощником в этом деле стала его супруга Ольга Сергеевна. В архивных документах об осуществлении этого проекта сказано: «… участок земли для предполагаемой церкви… отведен помещиком Колодеевым из собственных его владений. Участок этот находится по самой главной улице, недалеко от ст. Борисов, расположен против Иульевской церкви-школы, занимает господствующее положение в посаде и вообще во всех отношениях удобен для предполагаемой цели. Храм должен был быть трехпрестольный, на 800 человек, каменный или кирпичный, причем главный престол был бы посвящен Святителю и Чудотворцу Николаю, а правый предел Св. Иоанну Златоусту и Вел. Княгини Ольги, чтобы под Храмом был устроен склеп, где бы после смерти покоился прах Ивана Хрисанфовича и его супруги. Ольге Сергеевне принадлежат проникновенные слова: «…при сооружении Храма и по освящении такового, если Бог продлит нашу жизнь, мы будем заботиться о нем». Одновременно с отводом земли Колодеев жертвует большие денежные средства на строительство храма. Церковную общину посетил Епископ Астраханский Митрофан и говорил о планах строительства. Он побывал в доме Колодеевых и благословил уже тяжело больного И.Х. Колодеева. После смерти Колодеева – отслужил по нему панихиду. Колодеев «…погребен в саду недалеко от дома временно до постройки в Ново-Борисове православной церкви, куда впоследствии гроб будет перенесен», - писал делопроизводитель Особого Комитета по устройству Музея 1812 г. И. Уманский в докладе о своей поездке на похороны И. Х. Колодеева со слов супруги Ивана Хрисанфовича. От Особого комитета по устройству в Москве Музея 1812 года был заказан серебряный венок с выгравированной на нем надписью «Ивану Хрисанфовичу Колодееву – Музей 1812 года», который также планировалось перенести на могилу при храме, где он и сохранил бы вечную память о связи покойного И. Х. Колодеева с Музеем 1812 года. Храм так и не был построен в связи с последующими военными и революционными событиями.